Архитектура

Жилые дома. Египтяне, принадлежавшие к любому общественному классу или сословию, строили свои дома из непрочных материалов – тростника, дерева, глины или глиняных кирпичей и никогда не использовали камня. Среди немногочисленных сохранившихся жилищ большинство представляет беднейшие деревенские лачуги, и лишь в столице Эхнатона Амарне найдены дома представителей знати. Древнейшие дома додинастического периода зачастую представляли собой просто убежища для защиты от ветра и солнца. Такие укрытия были вполне пригодны для жизни в условиях засушливого египетского климата. Виллы же являли собой сложные сооружения, включавшие снабженные водостоками помещения для купанья, отдельные кухни, стойла для скота, зернохранилища, просторные общие комнаты с высокими потолками и небольшими окнами и тесные спальни. Общие комнаты часто украшали настенными росписями. Лестница вела на крышу, где семья проводила значительную часть времени, или на второй этаж. При жилище имелась молельня, где поклонялись одному или нескольким богам (в Амарне – исключительно Атону), обычно представлявшая собой отдельное сооружение во внутреннем дворе дома. Поскольку большинство египтян, за исключением царей, имели по одной жене, в обычном жилище отсутствовали специальные женские помещения; египетские женщины участвовали в общественной жизни и обладали многочисленными правами, которых были лишены женщины в других странах Древнего Востока.

Стелы и мастабы. Архитектурные сооружения из камня предназначались только для умерших и для богов. Древнейшие из сохранившихся человеческих захоронений свидетельствуют, что египтяне делали определенные запасы, чтобы продолжить существование в загробном мире. Если усыпальницы времен I и II династий, независимо от того, принадлежали они царям или рядовым общинникам, строили из глиняных кирпичей – причем зачастую эти гробницы имели большие размеры и сложную планировку, – то позже некоторые их элементы стали выполнять в камне; это относится в первую очередь к стелам из гробниц I династии в Хелуане, которые вмуровывали лицевой стороной вниз в потолок камеры над погребением. На этих каменных стелах вырезали примитивное изображение умершего, его имя и титулы, а также сопровождающиеся иероглифическими подписями изображения основных продуктов для еды и питья; все это было выполнено в высоком рельефе. Такой обычай был явно связан с представлением, что весь этот набор сохранится и после того, как истлеют продукты, положенные в могилу, а тело владельца усыпальницы превратится в прах. Увековечивание в нетленном камне рассматривали как магическое средство, обеспечивающее вечное бытие умершему и необходимые ему средства существования. Вскоре каменные стелы стали помещать в стены усыпальниц, они обрели более крупные размеры и более разнообразные формы, постепенно превратившись в «ложные двери» в западной стене гробницы. Считалось, что усопший, изображенный над притолокой, будет выходить через эту дверь из погребальной камеры, чтобы отведать еды и питья, которые будут регулярно приносить в гробницу его живые родственники, и потому их также перечисляли и изображали на панели ложной двери.

В эпоху III и IV династий на смену кирпичным усыпальницам пришли каменные сооружения. Цари строили пирамиды для себя, а вокруг них рядами размещали сложные гробницы-мастабы, которые правители дарили своим высшим сановникам и приближенным. Мастабы имели многочисленные помещения, при V династии их насчитывалось до сотни. Они были богато украшены рельефами, воспроизводящими прижизненные деяния владельца усыпальницы – исполнение им своих должностных обязанностей, проявления царского благоволения к нему, – но при этом, что любопытно, никогда не содержавшими изображений богов.

Типичная мастаба состояла из вертикальной шахты, вырубленной в скальной породе на глубину 17–32 м и ведущей в погребальную камеру. Аналогичная усыпальница заранее строилась для жены усопшего. Наземное сооружение представляло собой прочную постройку из тесаного камня, к которой вначале пристраивали обращенную на восток молельню с ложной дверью в западной стене. С течением времени молельня приобретала все большие размеры и была включена в каменное наземное сооружение. Оно было разделено на несколько культовых помещений, стены которых украшали рельефами, призванными обеспечить владельца усыпальницы всем необходимым в загробной жизни. Одно или несколько расположенных в глубине помещений (они называются сердабы) узкими проемами в каменной кладке связывались с общественными помещениями и тем устанавливалась статуя усопшего. Полагали, что эти проемы позволят ему видеть навещающих его друзей и родственников и вкушать приношения, предназначенные обеспечить его благополучие, либо «духовно» потреблять продукты, положенные перед ложной дверью, либо читать перечни в вырезанных на ней иероглифических надписях. Некоторые из встречающихся в этих сердабах статуй представляют великолепные портретные изображения, причисляемые к высшим достижениям скульптуры эпохи Древнего царства.

Пирамиды и храмы. Есть основания считать, что превращение усложненной мастабы в ступенчатую пирамиду было осуществлено царем Джосером и его зодчим Имхотепом. Позже цари III и IV династий предприняли попытки изменить конструкции пирамид в ином направлении; это так называемая кривая пирамида в Дахшуре с иным углом наклона боковых граней, ступенчатая пирамида в Медуме с более крутыми, чем у пирамиды Джосера, стенами, позже перестроенная в настоящую пирамиду, но возведенная столь неудачно, что ее ровные наклонные грани теперь совершенно разрушены. В конце концов фараон Снефру, с которого начинается IV династия, задумал и возвел первую подлинную пирамиду, а его сын Хуфу – величайшую из всех пирамид.

Подобно тому как мастаба имела ложную дверь, обращенную на восток, культовая молельня в царских пирамидах располагалась также в восточной части. К эпохе IV династии она превратилась в храм сложной планировки с украшенным колоннами двором, обширным залом, по периметру которого находились статуи царя, культовыми помещениями и главным святилищем, обращенным к расположенной за храмом пирамиде. Этот храм при пирамиде соединялся длинным крытым проходом, ведущим на восток и вниз, с границей между пустыней и обработанными полями, во время ежегодных разливов Нила покрытыми водой. Здесь находился нижний, «долинный» храм с культовыми помещениями у самой кромки воды, куда на лодках в период половодья доставляли продукты и другие припасы, связанные с заупокойным культом царя. По крытому проходу их относили в храм при пирамиде и предлагали царю, дух которого (ка) мог легко покидать саркофаг, чтобы вкушать приготовленные блюда.

Долинный храм Хефрена – простое, лишенное украшений, но массивное сооружение из огромных прямоугольных гранитных блоков – до сих пор стоит рядом с великим сфинксом с лицом самого фараона.

Строгое величие архитектуры эпохи IV династии, о которой до раскопок мы могли судить исключительно по надписям и рельефам, было отвергнуто правителями следующей династии, которые строили свои пирамиды и храмы в Абусире. Нижний храм Сахура был украшен изящными гранитными колоннами в форме стволов финиковой пальмы. Стены храма покрывали барельефы, на которых этот царь был изображен победителем своих поверженных врагов – азиатов и ливийцев.

Заупокойный храм при пирамиде, также имеющий крытый подход, многократно превосходит размерами и величием аналогичные сооружения предшествующих царей. Использование камня контрастных цветов – известняка, базальта, алебастра – усиливает впечатление от великолепных раскрашенных рельефов, покрывающих его стены: здесь представлены сцены триумфа над побежденными врагами и их беспомощные жены и дети; царь, занятый ловлей рыбы или охотой на птиц; сцена охоты с изображением царя, стреляющего в антилопу, газелей и других животных; отплытие торгового флота из 12 морских судов в страны Восточного Средиземноморья и его возвращение; в святилище на резной панели – плите на каменном цоколе – изображены божества провинций, совершающие заупокойные приношения фараону.

Примечательной особенностью этого храма является сложная дренажная система из медных труб длиной более 320 м. Она проложена под полом храма и выведена наружу, причем стекала по ней не дождевая вода с крыши (хотя здесь имелось специальное устройство и для этого), а отходы от культовых церемоний, которые, будучи ритуально нечистыми, требовалось удалять за пределы священного пространства.

О великолепных достижениях строителей храмов эпохи Древнего царства можно судить лишь по отдельным фрагментам строений. Архитекторы той поры демонстрируют поразительный уровень владения техническими приемами, например, при обработке самых твердых пород камня. Между тем царские зодчие последующих времен предпочитали строить из более мягкого материала и из блоков меньшего размера, и величественные создания эпохи пирамид так никогда и не были превзойдены.