Эклектика и историзм

Механическое соединение различных стилей либо использование стилевых форм одной эпохи в качестве формального языка другой, более поздней эпохи составляет сущность эклектики. Поскольку формальные элементы заимствуются из исторических стилей, то наряду с понятием эклектики существует и термин историзм.

Начиная с середины 19 века темпы развития капитализма стремительно повышаются. Налаживается массовое производство товаров, развитие техники и экономики вносит радикальные изменения в общественную структуру и социально-бытовые условия жизни людей. Осваиваются новые материалы и технические приемы; новые потребности могли бы вызвать к жизни и новые формы, однако неспособность эпохи к самостоятельному художественному формообразованию вынуждала ограничиваться обновлением старых стилей.

Фото с сайта www.epoxa.ru

Во второй половине века наблюдаемое повсюду стремление создать непременно «новое» лишь мешало органическому поступательному развитию искусства. Стремительно развивающаяся индустриальная техника несла гибель миру уникальных художественных форм старых, благородных ремесел.

После июльской революции в Париже (1848 г.) в мебели наблюдается возвращение к формам рококо. Это второе рококо, иначе называемое во Франции «стилем Людовика-Филиппа», а в Англии «ранним стилем королевы Виктории», характеризуется массой накладных резных украшений и сильно изогнутыми формами ножек с глубокими, но мягкими профилями и выемками. В обивке мебели этой эпохи ситец и репс заменяются бархатом и плюшем с отделкой из бахромы. Из материалов употреблялись дуб, липа, береза, ясень и орех. Последней стадией этого увлечения рококо явился так называемый «стиль второй Империи» или «стиль Наполеона 3», соответствующий в России последнему периоду николаевского ампира в работах Гамбса-сына. Позднее, между 1850 и 1895 гг., в мебели, изготовляемой в это время, происходит повторение различных исторических стилей мебели.

Главной особенностью эклектики было то, что она оперировала исключительно средствами оформительского, «прикладного» характера; это был лишенный жизни мир рассчитанных на внешний эффект «рисованных» форм. К тому же мастера, работавшие в эклектической манере, самонадеянно полагали, что они могли «рисовать» более красивые и полноценные готические, ренессансные или барочные формы, чем те, что были сотворены в свое время оригинальными стилями. Они считали, что путем основательного, скрупулезного изучения и сбора «формальных элементов» можно создать «чистый стиль», а то и некий «сверхстиль».