Скульптура классической Греции в IV веке до н. э.

Новые требования стали предъявляться к скульптуре. Если в предшествующий период считалось необходимым создать абстрактное воплощение определенных физических и душевных качеств, усредненный образ, то теперь ваятели проявляли внимание к конкретному человеку, его индивидуальности. Наибольших успехов в этом достигли Скопас, Пракситель, Лисипп, Тимофей, Бриаксид.

Шел поиск средств для передачи оттенков движения души, настроения. Одно из них представлено Скопасом, уроженцем о. Пароса, произведения которого поражали современников драматизмом и воплощением сложнейшей гаммы человеческих чувств. Разрушая прежний идеал, гармонию целого, Скопас предпочитал изображать людей и богов в моменты аффекта.

Другое, лирическое направление отразил в своем искусстве Пракситель, младший современник Скопаса. Статуи его работы отличались гармонией и поэтичностью, утонченностью настроения. По свидетельству знатока и ценителя прекрасного Плиния Старшего, особой популярностью пользовалась "Афродита Книдская". Чтобы полюбоваться этой статуей, многие предпринимали путешествие на Книд. Книдяне отвергали все предложения купить ее, даже ценой кассации их огромных долгов. Красота и одухотворенность человека воплощены Праксителем также в фигурах Артемиды и Гермеса с Дионисом.

Стремление показать многообразие характеров было характерно для Лисиппа. Плиний Старший полагал, что главная, наиболее удачная работа мастера - статуя Апоксиомена, атлета со стригилем (скребком). Резцу Лисиппа принадлежали также "Эрот с луком", "Геракл, борющийся со львом". Впоследствии скульптор стал придворным художником Александра Македонского и изваял несколько его портретов.

Имя афинянина Леохара связано с двумя хрестоматийными произведениями: "Аполлоном Бельведерским" и "Ганимедом, похищаемым орлом". Изысканность и эффектность Аполлона приводили в восхищение художников Возрождения, считавших его эталоном классического стиля. Их мнение потом было подкреплено авторитетом теоретика неоклассицизма И. Винкельманом. Однако в XX в. искусствоведы перестали разделять восторги своих предшественников, находя у Леохара такие недостатки, как театральность и вылощенность.