Металлопластика

Кроме глиптики есть еще одна группа памятников, которую можно выделить, - это изделия металлопластики, большей частью предметы украшения, которые позволяют судить о высокой технике ювелирного искусства в данный период. Наиболее интересные найдены в царских могилах города Ура, и в довольно значительном количестве. Почти все предметы - чаши, кубки, кинжал, шлем, головные украшения выполнены из золота; многие инкрустированы лазуритом и другими полудрагоценными камнями.

И все изделия поражают тонкостью чеканки, большим вкусом и изяществом выполнения. Находка этих вещей лишний раз доказала, что там, где характер изображения не диктовался прямыми требованиями культа, мастера часто свободнее проявляли свою творческую наблюдательность. Только культовые изображения человека требовали намеренного введения фантастического элемента в образ, чтобы создать грань между человеком и божеством или царем; изображения животных не накладывали на мастеров ограничений, и здесь они достигали большего совершенства. В этом отношении интересны скульптурные головы быков и коровы, украшающие резонаторы арф. Выполненная из золота голова быка (см. рис. 25) отличается поразительной жизненностью. Животное раздуло ноздри; тщательно прочеканена каждая складочка кожи на морде. Но это не натуралистически точное изображение быка, это обобщенный образ быка-божества: отдельные детали трактованы довольно условно, например уши раструбом; морду животного украшает длинная густая борода (в одном случае - из лазурита; из лазурита же сделаны и холка и глаза животного).

Совсем иным, более условным, абстрагированным от реальности был подход художника к изображению человека. Особенно это ощущается при сравнении памятников прикладного искусства с предметами, связанными с культом, найденными тут же. На так называемом штандарте из Ура изображены сцены войны и победного пиршества, и здесь превалируют условно-канонические изображения человеческих фигур.

В северных районах Двуречья (то есть севернее центрального шумерского города Ниппура, но в южной части «восьмерки», образуемой Евфратом и Тигром), там, где население было в основном семитское, хотя по культуре к этому времени шумеризованное, также наблюдается стремление к созданию искаженно-сверхъестественного образа человека, однако оно принимает другие формы. Фигуры не приземисты, а, напротив, неестественно вытянуты, пропорции удлинены. Глаза еще более огромные, чем у статуэток на юге. Многие небольшие каменные статуэтки обработаны так, что кажутся деревянными (особенно это ощущается в трактовке волос и бороды, как бы вырезанных ножом). Возможно, что в этой части страны, где лес более доступен, сохранились традиции деревянной скульптуры, что не характерно для Египетской пластики. Следует заметить, что отрыв от действительности на севере меньше, чем на юге; северные мастера гораздо лучше чувствуют материал, чем южно-шумерские, проявляют больше интереса к пластике, моделированию, изображенные ими фигуры выполнены с гораздо лучшим соблюдением законов анатомии, чем статуи южно-шумерских скульпторов.