Орегонский саман

Глинобитный дом в Орегоне

Глинобитный дом в Орегоне — это подход к земляному строительству, разработанный в Орегоне в 1990 годах и который сейчас используется по всей Северной Америке.

В нём сосредоточено лучшее не только из технологии английского самана, но также из строительных техник, которые используют в Африке, Европе, Азии и которыми пользовались коренные американцы до прихода белого населения.

Существование самана насчитывает тысячелетия традиционного строительства. Его использовали в самых древних, постоянных местах обитания человека.

На протяжении долгого времени мы строили для себя жилища именно из самана, вероятно, поэтому, наша генетическая память хранит сведения о том, как это делать.

Даже фотография саманного здания у большинства из нас может вызвать сильные эмоции, вид нашего первого коттеджа похож на неожиданный взгляд в другой мир, который, как ни странно, кажется очень знакомым.

Глина рассказывает о нашей роли в природе, семье и обществе, почему мы чувствуем то, что чувствуем, о том, чего нам не хватает в жизни.

Глина служит открытием, ключом к более здравому миру, к которому мы стремимся. Некоторые из этих вещей становятся очевидными ещё до того, как мы, на самом деле, станем ногами в грязь.

В этой главе описывается история глинобитного строительства и как был создан Орегон.

Мы расскажем, как возник Орегонский саман, чем он отличается, что в нём хорошо и что плохо. Мы также поведаем о том, как строили свой первый саманный коттедж Линда и Ланто.

Краткая история самана

Необожжённая земля является одним из старейших строительных материалов на планете, она использовалась для строительства первых постоянных жилищ человека около десяти тысяч лет тому назад.

Во все времена на всех континентах земля использовалась в качестве строительного материала, поскольку имеет разнообразный состав и доступна повсеместно.

Земля, как строительный материал, может принимать различные формы и существовать в виде самана, прессованной земли, соломы-глины и мазанки.

Саман или английский термин COB используется для обозначения строительства из земли, без формового кирпича, и деревянных конструкций.

Подобные формы строительства свойственны всей Северной Европе, Украине, Среднему Востоку и Арабскому полуострову, некоторым регионам Китая, и Сахаре в Африке, и юго-западу Америки (где саман знают, как «пудлинг» или «саманную кладку ровными рядами»).

Неизвестно, когда и как именно саманное строительство возникло в Англии, но известно, что здания из глины в Англии строили ещё до начала 13 века.

Саман стал нормой во многих регионах Британии уже к 15 веку. Так продолжалось до тех пор, пока в середине 1800-х, индустриализация и дешёвая транспортировка не сделали кирпич очень доступным.

Саман был особенно типичен на юго-западе Англии и в Уэльсе, где почва состоит из песчаной глины, а другие строительные материалы, такие как камень и дерево, редкость.

Английский саман делали из субстрата, смешанного с соломой, водой, а иногда песком, дроблённым глинистым сланцем или кремнием. Часто добавляли местный мел, иногда известь.

Объём глины в смеси составлял от 3 до 20 процентов, в среднем — всего лишь около 5-6 процентов. Смесь обычно приготовляли следующим образом: либо люди месили ногами, или такие тяжёлые животные, как например, быки, месили копытами.

Застывшую грязевую смесь поднимали вилами и клали на каменный фундамент, а рабочие притаптывали на стенах.

За один день «слой» самана увеличивал высоту стены от 15 до 90 см., но, в среднем, обычно 45 см. Его оставляли сохнуть на две недели, а потом наносили новый слой.

Иногда поверх каждого нового ряда клали солому. По мере высыхания, стены снова основательно зачищали железом, делая их ровными и прямыми, а толщина стены достигала от 50 до 90 см.

Таким образом, высота стен могла доходить до 7м, но, обычно, намного ниже. Проёмы для дверей и окон делали, по мере возведения стен, с каменными или деревянными перемычками, поставленными выше.

Многие глинобитные коттеджи были построены бедными землевладельцами и рабочими, которые зачастую работали сообща. Группа из нескольких мужчин, работая вместе 1 день в неделю, за сезон могли закончить дом.

Коттедж, который начинали строить весной, покрывали соломенной крышей и белили осенью, и жильцы могли въехать в него до начала зимы.

Часто ждали следующего года, чтобы снаружи покрыть известково-песчаной штукатуркой, чтобы было достаточно времени для высыхания стен.

Саманные амбары и другие надворные сооружения иногда оставляли неоштукатуренными. Но саманные здания не были исключительной привилегией непритязательных крестьян.

Многие городские дома и большие поместья, построенные из самана до того, как стал доступным обожжённый кирпич, великолепно сохранились до сегодняшнего дня.

Среди них — Хэйес Бартон (Hayes Barton), где родился сэр Вальтер Роли, который так обожал дом своего детства, что предложил последующему владельцу выкупить его за «ту сумму, в которую его (владельца) совесть оценит дом».

В конце 90-х гг. в одном только графстве Девон насчитывалось около 20 тысяч саманных домов и 20 тысяч флигелей, которыми пользовались люди.

И всё же, к концу 19 века саманное строительство в Англии стали считать примитивным и отсталым, и, как большинство традиционных ручных методов, оно становилось всё менее популярным.

На протяжении 20-го века, однако, общественное мнение медленно эволюционировало вспять до тех пор, пока традиционные саманные коттеджи с соломенными крышами не стали цениться, как приличные, историчные и живописные.

В период между Первой Мировой войной и 80-ми, в Англии практически не строили дома из самана, а большую часть специализированных знаний, традиционные строители унесли с собой в могилу.

Однако, всё-таки сохранилось достаточно информации для возрождения традиций саманного строительства, которое началось с 1980-х гг., основательно подогретое интересом к истории и стоимостью древних саманных домов.

Возрождение строительства из английского самана началось с автобусной остановки, построенной реставратором Альфредом Говардом в 1980-х.

С тех пор в Англии из самана стали строить всё больше и больше зданий, особенно в Девоне.

В 1994 в прессе появилось много статей о Кевине Мак-Кейбе и его двухэтажном саманном доме с 4 спальнями, возможно, первый за 70 лет жилой дом из самана в Англии.

Информационный бюллетень Девонской ассоциации земляного строительства за 1999 г. насчитывает сорок примеров новых или недавно значительно отреставрированных саманных зданий.

В 2002 г. Кевин Мак-Кейб закончит строительство нового трёхэтажного дома из самана общей площадью 280 кв. м. и толщиной стен в 90 см.

Возрождённая этими людьми методика строительства очень напоминает методику строительства их предков.

Они смешивают Девонский песчаный глинозём с водой и соломой, а затем вилами укладывают смесь на стены, хорошенько утаптывая.

Обычно толщина стен 60 см, они прямые, укладываются слоями, каждый слой высотой до 45 см.

Эра техники внесла незначительные изменения в традиционный процесс: вместо быков для смешивания самана МакКейб и другие используют трактор и часто заменяют глинозём на песок или «шиллет», мелкий гравий из дроблённого глинистого сланца, чтобы уменьшить усыхание и трещины.

Кроме строительства и ремонтов, проводится достаточно много исследований по английскому саману.

Альфред Говард, например, построил экспериментальные стены, с целью тестирования различных видов подпочвы.

Ларри Киф, бывший инспектор консервации зданий, составил каталог сотен старых саманных зданий и стал экспертом по причинам разрушения/сохранения саманных стен.

Ларри является одним из основателей уникальной программы Плимутского Университета, посвящённой поддержке и продвижению земляной архитектуры, которая стала спонсором семинаров по земельному строительству, а также нескольких международных конференций.

Однако, большинство из этих наработок были сделаны совсем недавно. Даже в середине 1990-х получить достоверную информацию по саманному строительству было практически невозможно.

Рождение орегонского самана

Десять лет тому назад земляное строительство было почти неизвестно на северо-западном побережье Америки.

В регионе, известном величиной, долголетием и разнообразием своих хвойных лесов — и своими дождями — строительство из дерева кажется вполне естественным.

Климат прохладный и влажный, а древесина — тёплая и сухая. Ну кому захочется строить из грязи? Несомненно, с приходом весны эти люди оказались бы живущими в большой грязной луже.

В 1985 мы с Линдой предприняли научно-исследовательское путешествие в Уэльс и Ирландию, где обнаружили два земляных дома в самом экстремальном варианте холодного сырого климата.

Как сказал нам владелец одного из них, что находится в графстве Корк, Ирландия, это был фермерский дом, а в данный момент, в нём обитают животные.

Побережье Корка — это вечно сырые, туманные, прохладные, природные джунгли без деревьев — земля папоротников, водопадов, мхов и лишайников.

Второе здание находится в Западном Уэльсе. Давным-давно заброшенный, но с уцелевшей крышей этот земляной коттедж стоит на пустынном, мокром, ветреном мысе, выступающем в свирепствующие воды Северо-Атлантического океана.

На Уэльских мысах сильный резкий ветер подрезает деревья до кустов, припадающих к земле, склоняющихся в подветреную сторону. Ничто не вырастает больше 6 м.

В отличие от сырого уединения Ирландской фермы, это — участок горизонтальных дождей, пропитанный солёными брызгами ураганных ветров.

Мы взяли пробы стен каждого здания, перенёсшего разную погоду, и восхищались прочностью, стойкостью и сухостью самана.

Если саман смог выстоять в таких условиях, разве не может он точно так же сохраниться на северо-западе Тихоокеанского побережья, где населённые регионы относительно спокойны и каждое лето и осень бывает несколько месяцев сухой теплой погоды?

Коттедж Грув в Орегоне, где мы живём, находится на 10 градусов южнее Уэльса. Всё из континентальных штатов США находятся южнее любой точки Великобритании, где земляные здания существуют тысячами до широты южных Алеутских островов и в климате немногим лучше.

Поразительна сила предрассудка над здравым смыслом.

Пребывая в полной уверенности, что три миллиона владельцев деревянных, кирпичных, стеклянных, стальных, алюминиевых и бетонных домов по всему северо-западу, конечно же, правы, а земляное здание — глупая идея, мы откладывали любые попытки ещё в течение четырёх лет.

Почему-то давление общественного мнения было слишком большим. Каждый раз, при упоминании о земляном здании, нас поднимали на смех или спокойно переубеждали.

К счастью, в 1989 г. мы отпустили чувства на волю, отбросили предосторожность и принялись за работу. Нашим первым саманным проектом стал дом 3 на 4 м — маленькая квадратная хижина с саманными стенами, 40 см толщиной и 2,1 м высотой.

Поскольку, на тот момент, мы не смогли найти ни литературы по строительству из самана, ни кого-то, кто строил из него, мы строили, основываясь на наших ограниченных наблюдениях и моём опыте использования земли, в качестве строительного материала для печей.

Свойства орегонского самана

Лишь несколько лет спустя, когда мы строили пятый или шестой по счёту коттедж из самана, мы поняли насколько велика разница между английским или африканским саманом и что наш метод имеет значительные преимущества перед традиционными.

Наша система, которую мы назвали «Орегонский саман,» быстро развивалась и вскоре стала ещё более выгодной и по сей день продолжает совершенствоваться по мере роста популярности и приобретения опыта.

Исторически так сложилось, что в основном в саман добавляли очень мало соломы или не добавляли вообще, а та солома, которую использовали, была чересчур короткой и плохого качества, чему есть вполне логическое объяснение — сто лет тому назад солома была дорогой.

Напротив, техника изготовления орегонского самана предполагает использование самой длинной, прочной соломой, имеющейся в наличии.

В отличие от самана, изготовленного традиционным способом, для Орегонского самана тщательно подбирают пропорцию песка, добавляя лишь то количество глины, которое необходимо для того, чтобы структура держалась.

Поэтому, саман даёт очень маленькую усадку при высыхании. Акцент на точном подборе пропорций, в соответствии с качеством компонентов, порождает удивительную прочность.

Строитель может высекать прочные и, в то же время, тонкие земляные выступы, а внутренние перегородки могут быть 5-ти сантиметровыми.

При использовании Орегонского самана, прочность конструкции увеличивается за счёт (а) постройки стен выборочной толщины, по необходимости, и за счёт (б) изгиба стен, где это представляется возможным.

Сам процесс напоминает выращивание здания в противовес насильственному соединению частей.

Особое внимание мы уделяем превосходным геометрическим формам Природы — как получить прочность обойдясь минимумом материала — и используем их.

Обычно, в результате, получается серия стен, изгибающихся подобно длинным, незакреплённым спиралям, соединенным короткими, плотными закруглениями.

В орегонском самане, каждый тонкий слой земляной смеси последовательно прикрепляется к предыдущему за счет «вплетения» соломы в трёхмерный внутренний текстиль.

Каждый слой оставляют в виде грубого куска, с отверстиями и дерном, чтобы можно было основательно прилепить следующий слой.

Структурно критические части выкладывают саманными «кирпичиками», которые лепят руками и бросают строителям, а они уже лепят их на нужное место, присоединяя и прикрепляя их к нижнему ряду.

Орегонский саман позволяет специальные изменения в дизайне. Поскольку строительство ведётся постепенно, вручную, можно постоянно вносить коррективы.

Изменения, предложенные стройплощадкой, материалами, умением строителей или самим эволюционирующим зданием, практически всегда повышают качество, а иногда эти изменения происходят, благодаря вдохновению или волшебству.

Некоторые изменения, сделанные в последнюю минуту, можно протестировать, оценить, не вносить вообще или подправить.

Окружающая среда растворяет углы в скульптуре и строительстве, используя чувствительные, адаптирующиеся смеси базовых ингредиентов для изготовления мебели, арматуры/оправки и форм, с которыми мы живём.

Юрий Фадеев