Противоречивое зеркало

Атрибут БЛАГОРАЗУМИЯ (со змеей) (ее самосознание);

голой ИСТИНЫ (зеркало не лжет);

Зрения (одного из ПЯТИ ЧУВСТВ;

пороков: ГОРДЫНИ (зеркало, отражающее сатанинский образ), СУЕТЫ и РАСПУТСТВА. Последний порой отождествляется в ренессансной аллегории с ВЕНЕРОЙ, атрибутом которой в античную эпоху было зеркало. Туалет Венеры  - сцена, изображающая Купидона, держащего перед нею зеркало. Мудрец с малышом, смотрящимся в свое отражение, - СОКРАТ. Двое влюбленных, он держит зеркало - РИНАЛЬДО И АРМИДА.

В религиозном искусстве зеркало - "speculum sine macula" [лат. - "чистое зеркало"] - принадлежит Деве Марии ; когда отражает образ Девы Марии - атрибут ГЕМИНИАНА (епископа).

Как символ, оно имеет те же характерные черты, что и реальное зеркало. Временное и экзистенциальное многообразие его функций обеспечивает объяснение его значения и в то же время разнообразие выражаемых им идей.

Уже говорилось, что оно является символом воображения - или сознания - в его способности отражать внешнюю реальность видимого мира.

Оно также связывалось с мышлением, поскольку мышление - для Шелера и других философов - является инструментом самопознания, так же как и отражением универсума. Это связывает символику зеркала с водой как отражателем и с мифом о Нарциссе; космос возникает как гигантский Нарцисс, рассматривающий свои собственные отражения в человеческом сознании. Так, мир как состояние прерывности, произведенное законами изменения и замещения, является действующей силой, которая создает этот квазиотрицательный, калейдоскопический образ появления и исчезновения, отражаемый в зеркале.

С древнейших времен зеркало мыслится как что-то противоречивое. Именно поверхность воспроизводит образы и, таким образом, удерживает и сохраняет их. В легендах и фольклоре оно обычно облекается в магическое свойство - просто в преувеличенную трактовку его основного значения. Таким образом, оно служит для вызывания духов с помощью оживления в воображении образов, которые были им восприняты когда-то в прошлом, или с помощью уничтожения расстояний, когда оно отражает то, что было объектом, находящимся прямо перед ним, а сейчас переместилось дальше. Это различие между "пустым" и "населенным" зеркалом сообщает ему свойство периодичности, женское по смыслу, и, следовательно, - подобно вееру - оно связывается с символикой луны. Далее, очевидность того, что зеркало является лунным, подтверждается его отражательными и пассивными характеристиками, т.к. оно воспринимает образы, как луна воспринимает солнечный свет. Опять же, его тесная связь с луной подтверждается тем, что первобытными людьми оно рассматривалось как символ сложности души: ее подвижности и возможности приспособиться к тем объектам, которые посещают ее и удерживают ее "интерес".

Иногда зеркало становится мифической дверью, через которую душа может освободиться, прийдя на другую сторону: эта идея воспроизводится Льюисом Кэрроллом в "Алисе в Зазеркалье". Именно это является удовлетворительным объяснением обычая закрывать зеркала или поворачивать их лицом к стене в определенных случаях, в частности, когда в доме покойник.

Сказанное никоим образом не исчерпывает сложную символику зеркала: подобно эху, оно символизирует двойников (тезис и антитезис), и особенно море страстей (жизнь как неустойчивость).

По Лойфлеру, зеркала являются магическими символами для бессознательных воспоминаний (сравниваемых с хрустальными дворцами).