Буддийская скульптура Пэкче

Немногие сохранившиеся в Корее и Японии статуи буддийских божеств из бронзы, дерева и камня свидетельствуют о своеобразии скульпторов Пэкче. Наиболее ранние из них показывают усвоение мастерами китайского стиля периода правления Северной Вэй с его суровой лапидарностью и отвлеченностью архаичных образов. Позднее, в VI веке, после установившихся связей Пэкче с государством Лян (502—556), существовавшим на юге Китая, где сложилась своя школа пластики, сдержанность и суровость образов постепенно исчезают, изображения божеств получают мягкость и пластичность; скульптура Пэкче становится более жизненной.

Моделями для мастеров Пэкче часто служили статуэтки, привозимые монахами-паломниками из Китая, или статуи божеств из Когурё. Как и в Китае, буддийские божества изображались обычно изолированно сидящими на «лотосовых» тронах или стоящими в спокойных, торжественных позах, облаченными в длинные одежды. Ниспадающие складки скрывали плоские фигуры, лишенные порой трехмерной объемности.

Буддийская скульптура в Пэкче особенно бурно развивалась после перенесения столицы в Сабисон в 538 году, когда началось строительство буддийских храмов с большим количеством статуй.

Один из памятников искусства Пэкче – сравнительно небольшая статуя Будды, стоящего в длинном, до земли, плаще, высеченная из монолитного камня. Скульптор, следуя канону «тридцати двух локшан», стремился передать величие божества, его внутреннее спокойствие, отрешенность от окружающей жизни. Широкое, полное лицо Будды, освещенное наивно выраженной архаической улыбкой, названной в Корее улыбкой Пэкче, при всей бесстрастности не лишено жизненности и указывает на то, что даже в раннем произведении китайский прообраз был интерпретирован скульптором Пэкче по-своему. В рисунке складок одежды можно проследить влияние гандхарского искусства, развивавшегося в первые века н. э. на севере Индии и впитавшего в себя традиции поздней эллинистической скульптуры. Это влияние, претворенное в ранних буддийских статуях Китая, достигло Кореи, а через нее позднее и Японии.

Известна вторая, обнаруженная у деревни Кунсури, около Пуё, каменная статуя Будды из стеатита, сидящего в размышлении, со сложенными руками, с удивительно хорошо переданным состоянием внутреннего покоя. Интересно исполнение пьедестала, задрапированного пышными складками ткани. Он подчеркивает значимость образа, создавая торжественность. Этот декоративный прием был широко использован японскими скульпторами VII—VIII веков.

В Пэкче получила развитие и бронзовая пластика. Представление о ней дает небольшая статуэтка бодхисаттвы Кваным (Авалокитешвары) VI века из позолоченной бронзы, открытая в районе Пуё и хранящаяся в Национальном музее в Сеуле. В ней ощущается отход от прежней строгой скованности буддийских статуй. Жесты рук более свободны, а мужественные черты лица, оживленные улыбкой, переданы более жизненно.

Очень пластична и вторая известная статуя Кваным. В ней тоже сохраняется архаическая наивность образа, проступающая в традиционной улыбке и в фронтальности стоящей фигуры, но вместе с тем улыбающееся лицо божества выполнено более правдиво и ближе к реальному образу живого человека. Новые средства скульптурной выразительности позволяют отнести статую к позднему периоду Пэкче, к началу VII века, когда мастерство скульпторов достигло большей зрелости, что дало им возможность отойти в своем творчестве от строгой каноничности более ранних статуй.

Скульптура Пэкче значительно повлияла на становление буддийской скульптуры в Японии. В 577 году зодчие и скульпторы Пэкче были посланы в Японию для строительства буддийских храмов и создания статуй. Их творения сохранились до наших дней в храмовом ансамбле Хорюдзи близ Нара.

Одно из них – статуя Авалокитешвары, известная как Гюсэ Каннон — было исполнено пэкчесцами в конце VI века из камфорного дерева. (По другим данным, это творение японских мастеров, хоть и сделанное, несомненно, под влиянием корейских образцов ).

Другое пользуется мировой известностью. Это также статуя Авалокитешвары, известная под названием Кудара Каннон — Каннон из Пэкче. Величественная статуя сохраняет следы слабой раскраски зеленоватого тона. Ее удлиненные пропорции создают впечатление чего-то устремленного ввысь. Но главное в ней — это руки, длинные, с тонкими длинными пальцами, правая протянута в жесте дающего благо, левая опущена вниз, два пальца слегка сжимают узкое горлышко сосуда с божественным нектаром. Эти руки, исполненные неземной грации, завораживают, трудно отвести от них взгляд. Руки Кудара Каннон — излюбленный объект японских мастеров художественной фотографии.

В Японию ввозились и уже готовые статуи. Так, в японских хрониках сохранились сведения, что в 583 году некто Саёки-но Мурадзи привез из Пэкче в Японию каменную статую божества .