Живопись и скульптура

Рельефы. Талант египтян ярче всего проявился в различных видах искусства. Росписи получили широкое распространение еще при изготовлении герцейской керамики, декор которой, имеющей преимущественно светский характер, включает изображения лодок, растений, зверей и птиц и изредка людей. Древнейшие образцы рельефной скульптуры появились, скорее всего, немного позже – на сланцевых пластинах, служивших для растирания весьма популярной черной краски для глаз. В дальнейшем росписи и рельефная скульптура превратились в тесно связанные между собой виды искусства. В усыпальницах и храмах времени правления IV, V и VI династий, когда эти искусства достигли высокого уровня развития, художники при создании своих произведений часто использовали оба приема в сочетании. Все рельефы эпохи Древнего царства были раскрашены, а росписи на плоской, лишенной вырезанного изображения поверхности еще долгое время выполнялись сравнительно редко.

Хотя сюжеты рельефов в гробницах Древнего царства, как и росписи на керамике предшествующей эпохи, имеют светское содержание, их назначение несомненно связано с религией. На них представлены сцены земледелия – пахота, сев, жатва, молотьба, засыпка зерна в хранилища, скотоводства, охоты и т.д., и все они были предназначены для того, чтобы обеспечить владельцу усыпальницы вечное приобщение к этим занятиям в загробной жизни. К эпохе Нового царства искусства росписи и рельефа разделились, и ряд фиванских гробниц великолепно украшен живописью по гладкой белой штукатурке, нанесенной на известняковые стены. Техника рельефа теперь применялась лишь в тех усыпальницах, которые вырубались в высококачественном известняке – в царских гробницах Долины царей и в храмах различных богов. До эпохи Рамсесидов росписи фиванских гробниц отличались крайним стилистическим и сюжетным разнообразием и рисуют поразительную картину повседневной жизни; позже они выродились, превратившись в чистые «виньетки», заимствованные из папирусных свитков Книги мертвых и почти никак или вовсе не связанные с личностью заказавшего их владельца усыпальницы.

Наиболее искусные образцы египетской рельефной скульптуры появляются в правление фараона XII династии Сесостриса I (ок. 1971–1928 до н.э.). Не слишком уступает ему царица XVIII династии Хатшепсут в украшении своего террасного храма в Дейр-эль-Бахри. Здесь находятся некоторые из самых грандиозных по замыслу египетских рельефов, к сожалению, разбитые ее племянником Тутмосом III: сцены, воспроизводящие предпринятую ею экспедицию в Пунт, доставку двух обелисков в Карнак и историю ее божественного рождения. Храмовые рельефы эпохи Древнего царства, хотя они и не менее монументальны, сохранились лишь фрагментарно. Первым, кто запечатлел на стенах храма свои военные победы, был Сети I, но сюжеты становятся также темой рельефов Рамсеса II и Рамсеса III; стены храма последнего, если не по стилю исполнения, то по тематическому разнообразию, являются вершиной египетской рельефной скульптуры.

Круглая скульптура. Круглая скульптура уходит корнями в более глубокую древность, поскольку выросла из изготовления кремневых орудий путем оббивки и из вырезания бусин и других украшений. Возможно, создателями примитивных глиняных статуэток были первые гончары эпохи древнейших культур. Примерами древних скульптур являются женские фигурки из захоронений бадарийской культуры. Из кости, в том числе слоновой, вырезали фигурки птиц и зверей, главным образом в качестве украшения гребней; их же изображали на повсеместно распространенных сланцевых пластинах. Неизбежный распад тела человека после его смерти, утрата его индивидуальности вследствие исчезновения материального облика, породили древнейшие надгробные статуи. Даже будучи предельно примитивными, они навечно запечатлевали личность погребенного, поскольку на статуе вырезали надпись с его именем.

При всей быстроте совершенствования скульптуры позы изображенных и стиль, сформировавшиеся в начале династического периода, с минимальными изменениями преобладали на протяжении всей египетской истории. Статуи всегда предназначались для фронтального восприятия; особое внимание в ущерб прочим элементам скульптуры уделялось лицу; оно всегда бесстрастно, величественно, холодно, спокойно. Тем не менее в некоторых случаях им приданы в высшей степени индивидуальные черты – таковы деревянный «шейх эль-Белед», ныне хранящийся в Каире (V династия), вельможа Хемиуну, находящийся сейчас в Хильдесхейме в Германии, и царевич Анххаф, хранящийся в Бостоне (оба – времени IV династии), – все три изображения так и остаются непревзойденными творениями. Таким образом, лучшие памятники древнеегипетской скульптуры восходят к периоду IV и V династий. Высочайшее мастерство в передаче чувств было достигнуто в статуях царей XII династии Сесостриса III и Аменемхета III. От эпохи XVIII династии великолепные изображения правителей оставили царица Хатшепсут и Тутмос III.