История культуры Египта

Тот факт, что на высоком плато Египетской пустыни обнаружены отдельные кремневые орудия палеолита, свидетельствует, что люди этой эпохи (ранее 12 тыс лет до н.э.) жили здесь еще до того, как образовалась пустыня Сахара. К началу неолита этот процесс, возможно, уже завершился, поскольку люди переселились в долину Нила, которая к тому времени уже обрела современный вид, с той лишь разницей, что здесь еще долго существовали сравнительно обширные болотистые участки и по всей долине были распространены те растения и животные, которые теперь характерны только для Верхнего Нила.

Культуры эпохи неолита и халколита. Неолитические племена этих культур, по-видимому, принадлежали к восточной и северо-западной ветвям хамитов. Когда они спустились в долину с постепенно превращавшегося в пустыню плато – процесс этот занял время жизни нескольких поколений, – начался их переход к оседлому образу жизни. В соответствии со своим происхождением это население было неоднородным в культурном отношении – разными были религиозные верования, символика и обряды. Возможно, некоторые общины уже использовали те знаки религиозного характера, которые дожили до исторической эпохи в качестве символов отдельных провинций («штандартов номов»). Судя по типам погребений, обнаруженных на этих поселениях, загробную жизнь их обитатели представляли по-разному. Некоторые из них поклонялись солнцу.

В Нижнем Египте памятники неолитических культур обнаружены в Меримде-Бенисаламе и в Омари. Обитатели области Дельты изготавливали простую посуду, но не знали меди. Более многочисленны памятники, найденные в Верхнем Египте – между Фаюмской впадиной на севере и Негадой на юге. Некоторые современные топонимы дали название культурам, которые представлены предметами, обнаруженными при раскопках могильников. В хронологическом порядке можно назвать такие культуры, как тасийская (приблизительно одновременная Омари в Нижнем Египте), бадарийская, амрийская, негада I (одновременная двум предыдущим), негада II и герцейская. Древнейшие неолитические культуры развиваются приблизительно с 5000 до н.э., а последняя фаза герцейской культуры доходит до начала додинастического периода – ок. 3200 до н.э. или чуть позже.

Поскольку здешним культурам, начиная с бадарийской, была известна медь, правильнее называть их не неолитическими, а халколитическими («медно-каменными»). Наименования культур, образованные от названий мест, где были найдены могильники, чисто условны. Между тем эти культуры были распространены на обширной территории, причем некоторые известны как в Египте, так и в Нубии, южнее первого порога по течению Нила.

Тасийцы. Носители тасийской культуры хоронили умерших в могильниках, расположенных за пределами поселений, – в противоположность нижнеегипетским обитателям мест, где были найдены памятники типа Меримде. Последние хоронили умерших под полами своих домов. Тасийские могилы невелики и неглубоки. Погребенный находился в скорченном положении, его сопровождали сосуды с едой и питьем, каменные палетки (тонкие пластины) для растирания краски для глаз, личные украшения (преимущественно браслеты и ожерелья) из кости, в том числе слоновой, и раковин, рыболовные крючки и разнообразные кремневые орудия земледелия и домашнего обихода.

Бадарийцы. Представители бадарийских племен были узкоголовыми, в отличиеот тайсийцев, которые обладали широкими черепами. Они были пастухами и охотниками. Их мастера изготавливали изящную черную посуду, а также коричневые или красные сосуды с черными крышками. Бадарийские ремесленники широко использовали слоновую кость для изготовления булавок, шильев и даже примитивных статуэток. Они усовершенствовали приемы обработки камня и научились покрывать изделия из мягких пород голубой глазурью, изготовленной из соединений меди. Они любили украшения и мастерили из раковин и камня замечательные, искусно просверленные бусины, служившие для ожерелий и браслетов. Погребения животных, обнаруженные в могильниках, свидетельствуют о существовании культа животных, позднее получившего широкое распространение.

Герцейцы. Для герцейской культуры характерны погребения в могильниках, часто обращеные лицом к восходу солнца. Носители этой культуры изготавливали превосходную керамику и великолепно обработанные сосуды из твердых пород камня. Обнаружено два основных типа керамики: первый включает высокие сосуды с изогнутыми ручками и широким отогнутым венчиком, подобные известным в Палестине; второй, встречающийся чаще, – кувшины более изящной формы, иногда с ручками в виде ушек, сделанные из желтой, серой или розовой глины и покрытые сложной красной росписью. Эти расписные кувшины украшены самыми разными изображениями – людей, животных, птиц и, чаще всего, лодок, иногда с крытым помещением и с пассажирами.

Герцейские палетки дли изготовления краски для глаз, обычно сделанные из сланца, значительно изощреннее простых форм, характерных для более древних тасийских. На герцейских образцах часто встречаются плоские фигуры животных и птиц; единичные экземпляры с примитивными рельефными изображениями являются предвестниками появления великолепных палеток конца додинастического периода. Герцейские кремневые изделия превосходны; одна сторона у них покрыта прекрасной ретушью, а другая гладко отшлифована. Фаянс стали употреблять при изготовлении как сосудов, так и украшений. Последние были весьма разнообразны и по форме, и по материалу; наиболее часто использовались медь, полудрагоценные камни, слоновая кость и панцири черепах. Носители герцейской культуры изготавливали грушевидные заостренные жезлы или булавы, подобные месопотамским и отличающиеся от более ранних бадрийских жезлов с плоским коническим навершием. Герцейские жезлы с этого времени стали преобладающим типом, который дожил до исторической эпохи.

Общинное сознание и объединение общин. Уверенно говорить о различии халколитических культур Верхнего и Нижнего Египта пока преждевременно. Некоторые из самых северных памятников Верхнего Египта демонстрируют родство с материалами Палестины, Сирии и Месопотамии, однако в Дельте, где можно было бы ожидать обнаружения тех же связей, выявить свидетельства, которые позволили бы утверждать или отрицать наличие влияния с востока, не удалось. Некоторые участки области Дельты сформировались уже после рассматриваемого периода. Ряд доисторических памятников этого региона не удается обнаружить и раскопать из-за того, что они погребены под мощным слоем аллювиальных отложений, образованных ежегодными разливами. Поэтому основой для каких-либо выводов могут служить лишь материалы из Верхнего Египта и немногочисленные памятники из прилегающей к области Дельты кромки пустыни. Раскопки на нескольких разрозненных доисторических памятниках Дельты, которые удалось обнаружить, позволили выделить в этом регионе многочисленные «культуры» и лишь усложнили и без того запутанную проблему истоков древнеегипетской цивилизации и ее соотношения с культурами других древних народов.

Когда древние египтяне для добывания пропитания, помимо охоты, освоили земледелие, они столкнулись с проблемой контроля водного режима Нила. С конца июля до конца октября ежегодный его разлив по обе стороны реки покрывает всю долину вплоть до кромки пустыни илистой водой. Проводить очередной сев в этот период было невозможно, а предыдущий урожай требовалось собрать до начала разлива. Кроме того, после окончания паводка дожди, которые могли бы дать растениям необходимую влагу, уже не выпадали.

Такие условия были характерны для всей страны. Поэтому в контроле за речной водой было заинтересовано все население, и решить эту проблему можно было лишь общими усилиями. Требовались совместные действия сплотившихся общин. Объединение поселений было в состоянии провести каналы и построить дамбы, без которых регулирование вод, несущих людям жизнь, было невозможно. Таким же способом осушали болота, что обеспечивало расширение возделываемых земель по мере роста населения.

Таким образом, образование египетских провинций исторической эпохи, или номов, уходит корнями в додинастическую эпоху, и потому неудивительно, что некоторые знаки, идентичные символам номов, мы находим на изображениях лодок, украшающих герцейские сосуды.

Процесс объединения распространялся не только на группы общин, составивших тот или иной ном. Общие интересы возникали у соседствующих номов; складывались небольшие царства, причем царем в каждом случае становился сильнейший из вождей объединившихся номов. Древние цари также испытывали превратности судьбы, о чем известно не из письменных источников (они появились позднее), а из религиозных преданий, сохранившихся в древнейших литературных памятниках.

Царства додинастического периода. Наивысшего развития два великих царства – одно в Нижнем Египте, в Бедхеде, где почитали бога Хора, а другое в Верхнем Египте, в Омбосе, «городским божеством» которого был Сет, – достигли еще в додинастический период, возможно, уже ок. 3500 до н.э. Между ними случались войны, исход которых достоверно не известен. Обе столицы были перенесены на новое место, южная – в Нехеб (современный Эль-Каб) в нескольких километрах севернее современного Идфу, где поклонялись богине-коршуну Нехбет, а столица Нижнего Египта – в Буто близ современного Сиди-Салима, в обитель богини-кобры Уаджет. Царь Верхнего Египта сделал главным символом своей власти высокую белую корону, в то время как царь Нижнего Египта – красную корону, своей необычной формой несколько напоминающую ковш. Эти два символа власти, представленные порознь или объединенными в «двойную корону», без изменений сохранялись у царей Верхнего и Нижнего Египта на протяжении более 3500 лет.

Притязание на власть над провинциями, граничившими с этими царствами, постоянно приводили к конфликтам. Тот факт, что культ Хора – бога в дельте Бехдета – проник в верхнеегипетские города Идфу и Гиераконполь в противовес Нехебу и с тех пор был там признан, возможно, свидетельствует, что победу одержал царь Нижнего Египта. Документальных свидетельств об этой победе нет, но сохранилось предание, повествующее об успехе, достигнутом в одной из таких войн царем Верхнего Египта. Считается, что Менес из Тиниса – города в Верхнем Египте, расположенного более чем в 130 км ниже Фив по течению, – одолел Нижний Египет, создал «союз двух стран» и стал первым «царем Верхнего и Нижнего Египта»; согласно Манефону, Менес был основателем первой египетской династии. Кроме того, Нармер, преемник Менеса (если в действительности это не одно и то же лицо), оставил нам первый значительный памятник египетской истории – знаменитую сланцевую плиту, ныне хранящуюся в Каирском музее, – очевидное свидетельство его победоносной войны с Нижним Египтом.

С того времени коронация каждого нового египетского царя стала символическим возобновлением «союза двух стран». Объединенный Египет мыслился как двойное царство; у него были две короны, два зернохранилища, две сокровищницы, по временам даже две гробницы для усопшего фараона, т.е. гробница в Верхнем Египте и пустая усыпальница (кенотаф) – в Нижнем Египте (или наоборот). Немногим позже на памятниках двойное имя фараона стали заключать в два овала. Ставшее каноническим неизменное помещение Верхнего Египта перед Нижним Египтом в титулатуре царя также свидетельствует, что Верхний Египет завоевал северные области.

После победоносного похода в область дельты Менес счел целесообразным основать новую столицу в Мемфисе, в месте соприкосновения двух стран, что позволяло ему успешнее править объединенным государством. Здесь для него был сооружен дворец, а в расположенной западнее пустыне было заложено кладбище царей; каждая царская гробница в значительной мере представляла собой воспроизведение дворца и его обстановки, так что после смерти царь мог находиться в окружении знакомых предметов и лиц, необходимых для его обслуживания и благополучия.