Техногенетика

Дмитрий Мотовилов

Время собирать Энергию…

Публикуется впервые. 21.05.2004

Из интервью редактору пензенской радиостудии «На Красной» Л. М. Анисимовой, в апреле 2004 г.

Ведущая: сегодня в студии — Дмитрий Николаевич Мотовилов, первый пензенский лауреат Женевского конкурса учёных и производителей наукоёмкой продукции, сделавший Пензу известной далеко за её пределами.

Учёный, изобретатель, специалист в совершенно новой, созданной им самим, теории универсальных системных решений, которую он назвал необычным словом «Техногенетика».

Кроме того, в интернете появился бюллетень открытий Дмитрия Мотовилова, насчитывающий целых 11 новых направлений в различных областях науки и техники — в физике, энергетике, электротехнике, транспорте, космосе, экономике.

В мировую паутину просочились сведения об открытиях Дмитрия Мотовилова даже в области конструирования ракетных двигателей и летающих тарелок, в области сопромата, криптологии и …археологии Пензенской области!

Интернет-библиотеку произведений Дмитрия Мотовилова за три месяца посетило свыше трёх тысяч читателей, что не имеет прецедента в электронном мире научной информации.

Итак, Дмитрий Николаевич, расскажите своим землякам, что же это за открытие такое с интересным названием «Техногенетика», что нового скрывается за ним в Ваших научных поисках ?

Дмитрий Мотовилов: Людмила Михайловна, есть аналогичные научные феномены — это периодическая таблица химических элементов Дмитрия Менделеева и генетика живых организмов Николая Ивановича Вавилова.

Оба мировых открытия свидетельствуют, что как в живой, так и в условно называемой мёртвой природе, существуют элементарные кирпичики мироздания, из которых построен окружающий нас мир и мы сами.

По логике, недостаёт такого же, без преувеличения сказать — могучего знания в области техники.

Как раз его-то долгие десятилетия искали создатель кибернетики Норберт Винер, основатель синергетики нобелевский лауреат Илья Пригожин, всемирно известный основоположник тензорного анализа в технике Габриэль Крон, ещё масса других, не столь заметных учёных.

Все они безуспешно пытались найти некий «золотой ключик» техники — то есть, общий закон существования технических объектов и, соответственно, основанное на нём универсальное знание технических задач.

В 1971 году почему-то именно мне и посчастливилось первому рассказать о главных признаках этого долгожданного всемирного закона техники и природы.

Ведущая: Вы хотите сказать, что ещё тридцать три года тому назад, незаметно проживая в нашей старенькой Пензе, сумели-таки решить всемирно известную научную задачу ?

Дмитрий Мотовилов: Может быть, прошедшие годы и позволяют сказать «Да».

Всё начиналось такой же весной, с разработки и защиты на заседании ГЭК моего дипломного проекта.

Руководителем проекта был Сергей Найдёнов, он потом использовал в учебных лекциях для студентов первую версию техногенетики (тогда она называлась теорией подобия информационных и энергетических структур).

О новом научном направлении знал и преподаватель ВТУЗа Пётр Кувырков, а через лекции Найдёнова, основные элементы техногенетики вошли, затем, в учебные курсы Ленинградского Электротехнического Института, в труды многих отечественных учёных, академиков.

Очень сильно интересовались ими военные исследователи в России и в других странах, искали эти работы где только могли до тех пор, пока я открыто не переиздал их в форме книг.

Они, кстати, продаются в Пензе в книжном магазине на улице Славы. Мне известны публикации других учёных, воспринявших идеи техногенетики.

До сих пор сохраняю и свой дипломный проект, с которого она началась. Тогда, в 1971 году, после защиты, проект был отобран для всесоюзной выставки студенческих работ, и был положительно отмечен комиссией выставки.

Потом была моя работа ведущим инженером НИИВТ, создание там с помощью техногенетики одного мощного военного изобретения, лет на 15 опередившего зарубежные аналоги, была публикация первой научной статьи в закрытом ведомственном журнале.

Помню, даже был награждён 50 рублями и правом стоять на первомайской демонстрации на площади Ленина…

А на экспертизе изобретений по радиотехнике, проводившейся в Москве, неизменно присутствовал полковник технических войск в полной военной форме с погонами, торжественно благодаривший, от имени воинской части, за важные для государства инженерные решения.

Правда, затем эксперты ВНИИГПЭ каждый раз неизменно отказывались признавать их изобретениями, хотя они же потом публиковали их в книгах, журналах, успешно для своей карьеры использовали в дальнейшем.

Есть у меня один интересный ответ — личный автограф космонавта Алексея Леонова из редакции такого журнала. На трёх страницах своей рукописи первопроходец космоса критикует мои предложения в области космонавтики.

Тогда, вопреки его «строгому отчёту», я подал во ВНИИГПЭ специальную заявку на изобретение, и… получил ответ, что аналогичное секретное изобретение московского НИИ уже вовсю используется космонавтами.

Думаю, что и Алексей Леонов прекрасно знал об этом, но предпочёл «по-дружески» освободить от конкурента из Пензы именитых сотрудников московского НИИ.

Когда я ознакомился с их разработкой, то обнаружил простую причину резкого отношения к моей работе — она опережала решение, рождённое в недрах секретного НИИ.

К сожалению, такой же стиль отношений к учёным-одиночкам бытует и в наше непростое время, то есть, практически без изменений к лучшему.

Ведущая: Но были, наверное, не одни только лишь военные открытия и соответствующие случаи столь пристрастного отношения к вашим разработкам ?

Дмитрий Мотовилов: Да… Следующим шагом было объединение теории информации и теории энергии, установление единого исчисления информации и энергии.

Напомню, что до сих пор, спустя целых 20 лет, академическая наука так и не узнала единой меры информации и энергии, не поняла, что они — всего лишь две стороны одного и того же единого явления природы.

Но хорошо, что уже привился хотя бы введённый мною сам термин «информация-энергия», который учёные употребляют, пока что, ещё не всегда к месту…

Так вот, именно за этой вроде бы уже совсем «гражданской» работой и охотились больше всего представители военной промышленности.

Наверное, их привлекало то, что с помощью техногенетики я предсказал новые способы информационной связи, взамен электромагнитных волн.

И такая связь действительно была обнаружена в период создания интернет.

Сейчас она налажена между военными американскими компьютерами, не нуждается в проводном или обычном электромагнитном канале сообщений, действует даже между человеком и компьютером, разнесёнными на тысячи километров.

Аналогичным образом я создал и новый класс электрических машин, «Силовые трансформаторы постоянного тока», а это — предмет заветной мечты всех поколений электротехников со времён Эдисона и Теслы.

Долгие годы её пытались осуществить многие великие умы, например — нобелевский лауреат академик Пётр Капица. Самое интересное то, что предшествующий тип трансформатора изобрёл наш пензенец Пётр Яблочков.

В 1991 году я, без помощи патентоведов, самостоятельно разработал уникальную патентную формулу и первым в Пензе — зарубежную патентную заявку «Преобразователь на базе трансформатора Мотовилова».

Эксперт в Москве, два года официально изучавший моё изобретение, сказал, что впервые в своей жизни встретил такую глубокую патентную защиту и поздравил меня с большим успехом.

Такие неофициальные свидетельства со стороны специалистов — дороже всякого диплома.

Потом, был триумф техногенетики и всех её практических результатов на международном конкурсе научных и промышленных работ в Женеве в 1996 году.

Там же ко мне поступили заявки на чтение лекций и предложение от группы поддержки новых разработок жить и работать в научном центре в Цюрихе.

Ведущая: О Швейцарии, которую Вы завоевали ещё в 1996 году, то есть, первым из всех пензенских учёных, и вроде бы даже опередили там именитых москвичей и вообще всех членов делегации учёных из России, мы поговорим чуть попозже, а пока давайте снова вернёмся к техногенетике.

Что же это за удивительная наука такая, можно ли теперь уже открыто назвать какие-нибудь её самые заметные результаты, скажем наподобие той же таблицы Дмитрия Менделеева?

Ну, разумеется, Вы не станете здесь говорить, что разработали периодическую таблицу Дмитрия Мотовилова…

Дмитрий Мотовилов: Какое название сохранится — дело потомков, но суть Вы угадали правильно.

Именно новая периодическая таблица и лежит в основе всего метода техногенетики.

Впервые удалось обнаружить в технике такие же универсальные кирпичики мироздания, как известные химические элементы в химии и гены в генетике.

Я назвал их «техногены», и дал примеры техногенных формул для некоторых технических устройств.

Это — такие длинные разветвлённые цепочки, напоминающие генетические формулы в биологии. Техногенами насыщен весь окружающий нас мир техники, и не только он.

Техногенной структурой обладает всё наше мироздание от субатомного уровня до уровня Метагалактики, а также — все структуры Мира, нашедшие своё отражение в сознании человека — атомные, технические, физические, химические, биологические, психические, социальные и т. д.

Все они подчиняются законам одной и той же периодической таблицы техногенов, если позволите — таблицы Мотовилова.

Это — универсальные «вселенские» законы развития и проектирования живой природы и техники. Сама же таблица носит бесконечный циклический характер, то есть, это такая своеобразная «матрёшка», объект теории групп или групп Галуа.

В 1988 году я делал об этом доклад в докторантуре выдающегося всемирно известного математика Ивана Петровича Егорова, посвятившего свою жизнь научной работе в Пензе, и получил от него поддержку идеям техногенетики.

Так вот, в периодической таблице техногенов один её цикл содержит всего четыре клетки, но одна из них свободна, и она, как бы, «пустая» клетка неизвестного химического элемента в таблице Менделеева.

То есть, отныне любая техническая задача может быть решена с помощью универсального закона техногенетики — теперь это просто обычный синтез схемы, соответствующей четвёртой, незаполненной нише таблицы.

Таким образом, наука впервые получила прямой доступ к главной тайне инженерного искусства, и одновременно — к тайне строения живой материи.

Оказалось, что обе они подчиняются одним и тем же универсальным законам жизни техногенов.

Это — единые вселенские законы организации внутренней структуры, внешних связей а также — саморазвития живых объектов и проектирования техники.

Например, студентам-физикам и техникам хорошо известны такие всемирные представления, как демон Максвелла и второе начало термодинамики Клаузиуса. Это — знаковые понятия.

Они лежат в основе физики всей нашей топливной цивилизации и покоятся на утверждении Клаузиуса о невозможности перехода теплоты от холодного к тёплому «само собой».

Так вот, техногенетика вскрыла существование в природе именно таких, как бы, запретных ныне, «самоорганизующихся» процессов перехода теплоты.

Именно «само собой» живая, с точки зрения техногенетики, природа и осуществляет в своих недрах взамен человека принципиально новый, неизвестный ранее процесс концентрации информации-энергии.

В отличие от процесса рассеивания, или дивергенции, я назвал его «конвергенцией», то есть, сбором информации-энергии; так что можно сказать, впервые в истории человечества, пришло время не разбрасывать, а собирать энергию…

Таким образом, теперь можно с полным основанием говорить об открытии Третьего Начала термодинамики.

Именно на этой научной основе мне и удалось разработать схему конвергенции электромагнитной энергии в магнитомонополях Соболева (физики понимают, о каком современном открытии я веду речь) и удалось изобрести новый, в сотни раз более эффективный бестопливный источник электричества.

Вместе с тем, понимая общечеловеческое значение этого изобретения, я не стал его патентовать, хотя вполне мог получить патент и назвать изобретение своим именем.

Я открыто разместил его в интернете и в своей книге для всеобщего и безвозмездного пользования.

Интересно, что первыми откликнулись на эту публикацию опять-таки закрытые ведомства, выпускавшие до сих пор непонятную для них и очень опасную, малоэффективную версию бестопливного источника электричества Соболева.

Думаю, что после моего вынужденного подарка, их дела существенно поправились...

По крайней мере, главные специалисты военных заводов-производителей сразу же обратились ко мне лично и просили ознакомить их с этой новой разработкой, оказавшейся не по силам ведомственным НИИ и академиям наук.

Ведущая: Дмитрий Николаевич, кстати, предложенный Вами механизм собирания энергии кое-кто в интернете, в отличие от затратного механизма «Демон Максвелла», стал называть «Гением Мотовилова»…

Но вот, что для меня ещё более интересно: что же такое получается, наконец-то, вот, теперь уже и с точки зрения современной науки, а не только духовных учений, окружающая нас природа, и даже атомы, являются, на самом деле, согласно законам Вашей науки, действительно саморганизующимися, то есть — как бы, живыми ???

Дмитрий Мотовилов: Совершенно верно. Оказалось, всей природой управляет один и тот же вселенский Закон развития.

Более того, абсолютно весь окружающий нас мир, вдруг, выстроился в единую, строго организованную техногенетическую структуру, и я бы тоже, как и Вы, но уже с чисто научных позиций, не постеснялся бы назвать её Живой, Разумной с большой буквы.

Кстати, просвещённые люди догадывались об этом ещё в глубокой древности.

Изучая санскритское мировоззрение 5-тысячелетней давности, я установил, что взгляды древних индийских учёных на структуру управления Вселенной в точности соответствуют законам периодической таблицы техногенов.

А с середины прошлого столетия уже начинают встречаться работы и наших современников, типа «Атом, с точки зрения кибернетики» или «Солнце, как живой организм», в которых атом и Солнце представлены именно живыми, а не «мёртвыми» (в рамках прежнего грубого материализма) объектами природы.

Однако, общего закона жизни природы, вещества, человека и техники в то время, всё же, никто так и не сформулировал.

Ведущая: Но почему никто из других учёных не постарался придумать для этого техногенетику ?

Дмитрий Мотовилов: Я уже говорил, что многие пытались сделать нечто подобное — Винер, Пригожин, Крон. Но они оставались внутри своей узкой специальности.

Я тоже чуть не пошёл тем же путём, принялся сдавать экзамены в престижный и знаменитый физтех под Москвой.

Но поглядел там на учёных сухарей, догматически принимавших экзамены и устроивших для абитуриентов нечто вроде нынешнего ЕГЭ — и вернулся в Пензу, поступил в Завод-ВТУЗ, как первоначально называлась в 1965-м Пензенская Государственная Технологическая Академия.

Там и получил разностороннее образование. А свобода обучения позволила позднее определить для себя особый, новый диалектический метод познания — это принцип относительности.

То есть, всякое явление нужно оценивать и измерять не как застывшую догму, а с точки зрения конкретной задачи и текущей ситуации.

Этот принцип и был положен мною в основу единого исчисления информации и энергии: в 1975 году я впервые опубликовал универсальные математические определения информации и энергии и объединил их в новом понятии «информация-энергия», ввёл новую единицу измерения — инфоэн.

Физическая теория относительности, кстати, тоже покоится на этом же принципе, но касается его лишь самым своим краешком...

Позднее, на той же основе относительности, мне удалось завершить построение теории электромагнетизма, остававшейся почти сто лет незаконченной из-за преждевременной смерти Максвелла.

Удалось математически открыть и доказать, на примере работы трансформатора постоянного тока, существование второго вида электромагнитного излучения, впервые сформулировать законы его распространения в свободном пространстве, наряду с электромагнитными волнами Герца-Попова.

Были обнаружены очень красивые, гармоничные траектории его отражения и преломления на границах магнитных сред, которые произвели просто ошеломляющее впечатление на учёных в Женеве.

Я сформулировал соответствующие физические законы поведения второго вида электромагнитного поля, об этом тоже рассказал в своих книгах и научных статьях.

Ведущая: Вот это сюрприз… И что же, эти открытия в теории электричества высокий учёный мир принял так уж безропотно ?

Дмитрий Мотовилов: Ну, не то, чтобы меня очень полюбили в Пензе.

Почётным гражданином города, в отличие от ушедших на пенсию чиновников или спортсменов, всё-таки не стал, никакими льготами, в отличие от авторов рацпредложений, не пользуюсь.

Долго живущие конкуренты никому не нужны…

Дело в том, что учёные не уходят со сцены через несколько лет, как отдельные звёзды эстрады и спорта.

Учёные делают своё дело часто целыми десятилетиями, нередко — в полном безвестии. Недаром же говорят, чтобы по-настоящему прославиться в науке, надо умереть.

Знаменитый математик Эварист Галуа, к примеру, погиб на дуэли в 20 лет, а свою главную работу написал накануне, всего-то за несколько часов…

Кстати говоря, работы Галуа тоже являются предтечей техногенетики, так как устанавливают принципы математического отображения симметрии всего окружающего нас мира.

К сожалению, в работах следующих поколений учёных идеи Галуа так и не вышли достаточно широко за пределы самой математики.

Результаты же моей теории математически отображают конкретные законы вселенской симметрии уже реального мира, учёные рассматривали и одобрили их в Токио, в Женеве.

А по всем работам в совокупности, я успешно выдержал предзащиту диссертации в Москве, получил положительные заключения Академии Наук, ведущих ВУЗов и отраслевых НИИ СССР.

Сейчас многие производители усиленно приглашают работать в сфере закрытых от народа технологий, но, честно говоря, я предпочёл бы лучше заведовать учебной кафедрой и увидеть с десяток своих талантливых учеников, чем закрываться от мира в золотой клетке.

Ведущая: Дмитрий Николаевич, а что там интригующего было в интернете насчёт сопромата и археологии ?

Дмитрий Мотовилов: Это совсем уже давние истории…

В 1963 году, собирая полевой археологический материал на территории области, по заданию известного пензенского археолога Михаила Полесских, я взял да пошёл близ села Садовка не по предписанному мне по карте маршруту, а необычным путём.

Этакая тайная тропинка через нехоженый лес показалась уж очень красивой…

И тут, с высоты горы, по которой она вилась, вдруг, как на ладони, увидел внизу панораму старинного городища — классические оборонительные валы, крутые откосы к реке.

Подумал, что это тот самый памятник, который Полесских обозначил на моём маршруте следования.

Перешёл вброд речку, нашёл на пашне остатки утвари исчезнувшего древнего племени буртасов, забил там же небольшой шурф десять на десять см, достал из земли керамику, нанёс всё на план по слоям, как учил Михаил Романович.

Потом сфотографировал всю эту прелестную картинку и … получил нагоняй от начальника, как бы, за «обман». Оказалось, что нужное шефу городище «Садовое» находилось совсем в другой стороне.

Потом шеф поверил в удачу, загорелся энтузиазмом и хотел выехать на место просто немедленно, прямо из своего кабинета в областном краеведческом музее.

Такие события действительно случаются раз в столетие. Но поездка была им же и отменена, М. Р. сказал мне, что такие серьёзные открытия делаются не учениками школы, а большими учёными, на основании всесторонних исследований, я же тогда учился всего лишь ещё в 10-м классе.

Поэтому, спустя некоторое время, городище «Ново-Садовое» было открыто учёным археологом Полесских «по-настоящему», то есть, без моего участия, об этом увлекательно написал в своей книжке «Жизнь полна загадок» хорошо знакомый мне пензенский писатель-краевед и участник второго открытия Виталий Рубцов.

Об этой книжке Рубцова и о моём открытии 1963-го года я Михаилу Романовичу ни разу потом не говорил.

Не знаю, догадывался ли он, что мне стало известным такое завершение истории моего «школьного» открытия «Ново-Садового», но каким-то должником по отношению ко мне он себя видимо считал.

Уже через много лет, на память о совместных раскопках подарил свою монографию с дарственной надписью, а перед отъездом навсегда из Пензы — самодельный «посох археолога» собственной работы.

Об открытии Ново-Садового никогда потом со мной не разговаривал, как будто навсегда о нём позабыл, но тогда, в 1963-м, ещё предлагал учиться на археолога в Москве и стать его преемником в Пензе…

Позднее я, в какой-то мере, всё же реализовал свой интерес к археологии...

Изучая геопассионарные линии земной поверхности, вдоль которых расположены центры зарождения цивилизаций и вспышки пассионарности, то есть, всплески активной фазы цивилизаций, я обнаружил, что наш родной город Пенза — это единственная точка на земном шаре, которая лежит на пересечении таких мировых линий.

То есть, неоспоримый факт прямо свидетельствует о том, что огромный духовный потенциал развития всего человечества сосредоточен именно в нашем регионе.

Что же касается сопромата, то это открытие родилось в 67-м, тоже совершенно случайно, как оригинальное решение задачки на экзамене у преподавателя ВТУЗа Пронькиной.

Вначале, как и в случае с археологией, мне поставили за него двойку. Но потом, по моей просьбе, ректор ВТУЗа Стеклов послал работу на экспертизу в политех к зав. кафедрой Соколову.

Тот моё решение одобрил, и преподавательница двойку исправила на четвёрку. Хотя, при этом, вдруг, без всякого предупреждения, устроила … повторный и достаточно неприятный по форме экзамен.

А потом, спустя уже два года (это — срок экспертизы в АН СССР), моё открытие было, аналогично археологическому, зарегистрировано на имя другого автора, на этот раз — некоего Чобаняна, коллеги Соколова, проживающего в Армении, и получило официальное название «Эффект малонапряжённости».

Ведущая: Дмитрий Николаевич, надеемся, что эти и другие Ваши работы всё же найдут когда-нибудь заслуженное признание, уважение и дальнейшее развитие в Пензе, на Вашей родине.

Дмитрий Мотовилов: Дай-то Бог, спасибо. Доброе отношение в наше жёсткое время — весьма большая роскошь…

Однако, я связываю свои надежды на будущее не со своим отдельно взятым, весьма шатким «по определению», продвижением в признании моих работ земляками, а с изменением общего отношения государства к самодеятельным учёным.

Нигде даже понятия такого нет «независимый учёный», а для стандартных учёных в госучреждениях оно звучит совсем нехорошо.

Но, на самом деле, ещё по данным Бюллетеня ТАСС начала 70-х годов, было известно, что все основные открытия в мире делаются именно учёными-одиночками.

Большие коллективы научных работников в госучреждениях, от инженера до академика включительно, потом только развивают фактологически уже, как бы, их собственные, чужие открытия других учёных и изобретателей.

Сейчас это может быть звучит непривычно, но я считаю, что эффективно работающий новатор в науке и технике должен быть равноправным участником экономической жизни России, а не предметом для поиска и отчуждения его интеллектуальной собственности.

Отношение к новаторам надо улучшать, вроде бы и Путин об этом недавно говорил студентам. Но пока воз и ныне там. Изобретения и научные открытия активистов науки и техники ценятся обществом… ниже рационализаторских предложений.

Пошлина на изобретение ныне повышена до тысячи рублей в год, получается что хороший новатор, дающий за свою жизнь порядка 100 изобретений, должен выкладывать каждый год по 100 тысяч рублей, так сказать, «в пользу» государства…

Абсолютно никаких льгот, в отличие даже от авторов рацпредложений, независимый учёный, по закону, вообще не получает.

Я посылал свои проекты для устранения этой нелепицы вплоть до Администрации Президента.

Пытался даже войти в состав Госудумы РФ в 1999 году, чтобы поправить дела в науке своей личной работой над законами, причём, у меня есть положительный опыт, так как семь моих поправок в конце 80-х годов учтено в законе СССР об открытиях и изобретениях.

К сожалению, условия игр на политическом олимпе, устроенных далеко не светлыми силами России, сложились тогда заведомо не в пользу моего проекта…

Хотя, от этой перспективы работы не отказался и до сих пор: используя 40-летний опыт правозащитника (на моём счету — три выигранных дела в Верховном Суде РФ), с первой же попытки успешно подал иск в Страсбургский Суд, на предмет преодоления правового нигилизма в Центральной Избирательной Комиссии РФ-99, в небезизвестной партии «Единство-Медведь» и восстановления моего законного проходного места №4 в партийном списке и в депутатском корпусе ГД РФ…

Кстати говоря, на основе техногенетики, 3-го Начала Термодинамики и моих изобретений в бестопливной энергетике, я разработал и выложил в интернете концепцию перехода России и всей цивилизации к 7-у технологическому укладу, на целую ступень опережающему 6-й техуклад США по теории известного политика Сергея Глазьева.

Напомню, что сейчас Россия пока что безуспешно пытается войти в техуклад №4…

Переход сразу на 3 уровня вверх, в рамках моей концепции, вполне логичен.

Сущность Перехода в том, что, впервые в истории человечества, а по некоторым сведениям — и в истории Космоса, он будет представлять крайне эффективный синтез двух качественно различных форм цивилизации — технократической и «биократической».

Копию своего проекта Перехода послал в приёмную Президента РФ. Пока что в ответ — глухое враждебное молчание с верхов технократической цивилизации и эпизодические всплески активности спецслужб снизу…

Ведущая: Дмитрий Николаевич, сообщение о таком совершенно новом прорыве в цивилизационных представлениях человечества ещё предстоит глубоко осмыслить.

Ведь, основная масса населения России столетиями привыкала совсем к иной, к пессимистической перспективе вечного отставания, а потом ещё и наука добавила сюда печальную картину «тепловой смерти вселенной».

Я надеюсь, что, со временем, мы сможем вернуться к светлой теме Перехода, и поговорим о будущем Земли более обстоятельно.

И не будем терять надежды на справедливость в решении поставленных Вами вопросов политическим путём, а пока, попробуем вернуться к чисто научным разработкам.

Раньше мы уже упоминали о некой новой теме в «эзотерокриптологии».

Судя по названию всего направления, данный вид Ваших исследований ещё более, нежели техногенетика, «не вписывается» в общепринятые нормы научных достижений…

Дмитрий Мотовилов: Я бы добавил — не вписывается в принятые сверху нормы догматического представления науки, или в нормы сокрытия истинной науки от народа.

А на самом деле, кроме безопасных, обескровленных версий устаревшего публичного знания для народа, существует ещё огромный пласт, так называемой, секретной, или честнее сказать — особой, элитарной науки, только для власть имущих.

Это — фонд подлинной Науки, прочно закрытой от основной массы народа, во имя сохранения той же власти.

Закрытой не только грифом секретности, но и разными навязываемыми народу, посредством СМИ, страшилками типа «лженаука», «вечный двигатель», «сумасшедшие учёные», «шарлатаны» и проч.

Недаром же сказано: Знание — Сила. А силы боятся… Ибо, революционное знание способно порождать реформы в обществе, потому и отношение к нему у власть имущих — особо «трепетное».

Что же касается конкретно моей работы в эзотерокриптологии… Лучше начать с понимания того, что есть предвидение вообще.

Элитарное знание уже давно понимает предвидение, предсказание, видение будущего, как вполне реальный способ перемещения тонкого тела в параллельные миры, очень близко отстоящие от нашего реального будущего.

Именно так известный религиозный предсказатель и провидец («пророк») Иоанн-Богослов и создал самый впечатляющий в истории памятник отдалённого социопрогноза (Апокалипсис).

Огромное число исследователей и духознатцев, святых, священников и пророков, за всё прошедшее с его времени двухтысячелетие, безуспешно пыталось «раскрыть код числа 666» — понять сакральную историческую сущность этого глобального Послания грядущим поколениям.

Интернет, кстати, сейчас просто переполнен подобными сведениями о расшифровке Апокалипсиса…

И самым верным признаком их ошибочности является отсутствие в них обратной связи — возможности публично обсуждать выложенные «открытия».

Одним словом, пока ещё никому не было дано понять содержание Послания Иоанна.

Но вот, в конце 90-х годов, мне впервые удалось достоверно решить эту своеобразно поставленную им задачу.

Оказалось, что для входа в содержание Апокалисписа требуется своеобразный духовный пропуск, включающий в себя, помимо прямого требования апостолом «ума, имеющего мудрость» (17:9), ещё и испытания на себе, внутреннее переживание входящим исторических событий именно той эпохи и именно той страны, в которую по пространственно-временному каналу Истории и было послано Откровение.

Только такой подход, оказывается, и раскрывает весьма специфический художественно - образный и одновременно историко - математический шифр Послания…

Пришлось привлечь также аналогию многослойных фильтров, чтобы исключить излишнюю «конкуренцию» с одномерными спекулятивными версиями «расшифровки» священного текста.

И вот теперь оказалось, что получатель Послания — это Россия, а эпоха вселенской битвы Армагеддон — наше время…

Это время рубежа двух Эр, Время Перехода к новой и небывалой ещё форме космической цивилизации, время жёсткого противостояния прошлого и Будущего…

Начальная часть моей работы была выложена в интернете, послана главам католической и православной церквей, духовным сектам учения Рерихов и прч., прошла самое неограниченное обсуждение и сравнение с попытками других исследователей войти в Апокалипсис.

В результате, её истинность полностью была подтверждена. А основные результаты оказались крайне нелицеприятными, как для светской, так и для религиозной власти, для духовных течений.

Наиболее показательным, при этом, явился уход авторитетных «светил» религиозного мира, глав церквей, сект, и «учёных» — философов, политиков и историков — в глухое и уже явно враждебное молчание к раскрытой Истине.

Им оказалось нечего сказать, как тому известному патриарху, коему явился два года назад святой 13-го века и… проклял его, как ярого прислужника Сатаны.

У патриарха случилось духовное потрясение и «развился гипертонический криз», но никакой вящей пользы духовному миру России после этого случая, всё же, не стало…

Собственно, всё это можно понять, ведь ломка тысячелетних представлений далеко не всем под силу.

Стоит задуматься только над тем, что, именно Христос стал провозвестником Перехода, Реформатором цивилизации метаисторического масштаба.

Что, именно Он впервые разделил Мир на «сей» мир денег, рабства и пороков, и на Мир «высший», в который за Ним толпы учеников шли жить «как птицы небесные», бросая в пыль дорог деньги и раздавая своё имущество обездоленным.

Именно из-за этого, а не за то, что назвался Сыном Божьим, Он и был позорно казнён и мысленно распинаем затем в храмах в течение всех последующих тысяч лет.

И именно ради Мира Нового Он и спасал людей от мира ветхого (а не от некоего «первородного греха»).

Если мы вспомним, при этом, что длительность жизни человека на Земле прямо зависит от степени гармонизации её с породившей человека Природой Земли (а сейчас идёт, по сути, война между человеком и Природой), то поймём и начала обещанной Христом Эры Бессмертия, непосредственно связанной с Переходом.

Об этом конкретно сказано учеником Христа апостолом Иоанном в раскрытом мною тексте Послания.

В настоящее время у меня разработана, на основе именно такого нравственно-физического подхода, концепция бессмертия, часть которой я опубликовал ещё в 1997 году в журнале «Аномалия» издания ИТАР-ТАСС.

Однако, почти сразу же, журнал стал «неугоден», и в настоящее время все каналы поддержки его издания прочно перекрыты…

Ведущая: И всё же, желаем Вам, несмотря ни на какие превратности судьбы, успехов в книгоиздании, в Вашей нелёгкой работе на благо всей России.

Дмитрий Мотовилов: Благодарю.

 

  • В Сети до сих пор нет отцифрованного издания моей статьи из журнала Аномалия (ИТАР - ТАСС, 1997, №1 - 2, стр 53 - 57). Бумажное издание в библиотеке России в Москве.

    Гость (Дмитрий Мотовилов)
  • После публикации этой статьи в интернете, "Студию на Красной" редактора Анисимовой закрыли. Вероятно, решением ректора Политехнического Института, в помещении которого она работала.

    Гость (Чувыкин)
  • Мотовилова знают хорошо. Это энергичный и эрудированный научный фантаст. Он десятилетиями продвигает то, что в реальности тянет на хорошую дипломную работу или слабую кандидатскую 90-х. Это его жизнь. Кроме него есть еще несколько заблудившихся неудачников. Их жалко, но, каждому свое... Серьезное научное сообщество их отвергает. Практика требует подтверждений, которых у них нет. Веселые ребята... Веселая жизнь...

    Гость (Александр)