Архитектура Византии: теория

Общий прогресс строительной техники и архитектуры сопровождался развитием теоретической мысли. Зодчие Византии были знакомы с трактатом Витрувия. Известен написанный на рубеже VI—VII вв. оригинальный труд епископа Исидора «20 книг начал, т. е. истинных знаний», в котором содержатся сведения по архитектурно-строительному делу. Этот труд, в большой мере основывающийся на Витрувии, отражает также потребности византийского времени.

Следует отметить использование и развитие византийскими зодчими эллинистических источников. Известно, что один из строителей собора Софии Константинопольской Исидор из Милета был автором не дошедшего до нас комментария к книге Герона Александрийского «О конструировании сводов». Второй архитектор собора Софии Анфимий из Тралл сам был автором трактата «О парадоксах механики».

Художественное осмысление новых конструктивных систем в византийском зодчестве шло при воздействии местных архитектурных школ и прежде всего под влиянием греческих традиций. Выявление в композиции конструктивной формы, свойственное древнегреческому зодчеству, стало и в византийскую эпоху основным тектоническим принципом. Однако этот принцип проявился в новых условиях, подготовленных гигантским развитием сводчато-купольных форм при доминирующем значении внутреннего пространства. Основными средствами выразительности служили сами конструктивные элементы — купола, своды, аркады, ясно читаемые в интерьере с подчеркнуто выявленными поверхностями без лишней пластики и декоративной перегрузки. Стены часто покрывались фресковой живописью или облицовывались разноцветными плитами мрамора. Широко применялась мозаичная живопись, располагавшаяся обычно на изогнутых поверхностях стен, в куполах и сводах. Резная скульптурная обработка стен воспринимается как легкий рельефный рисунок, не разрушающий плоскости стены.

В четких членениях интерьера сохранились ордерные мотивы, но исчезла характерная для Древнего Рима ордерная аркада.

Аркада на колоннах, появившаяся еще в период Римской империи, стала в византийской архитектуре господствующим мотивом. Форма аркады — конструктивна. От римского ордера осталась лишь его несущая часть—колонна, воспринимающая нагрузку от арок. Изменилась и форма капители, передающей сосредоточенные усилия от арки с прямоугольным основанием на круглую колонну. Более массивная, чем в римских колоннах, она получает форму опрокинутого полушара с усеченными сторонами. Ее скульптурная обработка выполнялась в виде легкого геометрического узора, форма и пластика — варьировались. Ствол, колонны часто делался монолитным, в ряде случаев на оба конца колонны накладывались свинцовые прокладки. Все элементы системы отличались целесообразностью.

В ранневизантийских храмах находит применение тип базилики — удлиненного здания с выделенным по ширине и высоте средним нефом, отделенным от малых нефов аркадой на колоннах. Большое значение для развития византийского зодчества имели базилики, строившиеся в восточных районах—в Сирии, Малой Азии, Закавказье.

Большое влияние на развитие византийских центрических зданий оказали и сложившиеся в этих областях купольные сооружения (церковь в Эсре 510—515 гг., церковь «вне стен» в Русафе в Месопотамии, 569— 586 гг.). Особое значение приобретает купол на четырех или восьми опорах (купол на «барабане»). Одним из ранних примеров этого типа в Сирии может служить церковь в Босре (513 г.), в которой купол опирался на четыре опоры.

Церкви в Эсре, Юж. Сирия, 515 г., Сергия и Вакха в Константинополе, ок. 526—527 г., Сан-Витале в Равенне, 526—547 г. представляют собой центрическую композицию на восьми устоях, основа которой — сильно развитое подкупольное пространство. Ступенчатая структура и богатая пластика образованы в основном конструктивными элементами: куполом, полукружными арками, диагональными экседрами, устоями, арками на колоннах и т. п.

При господстве купола в композиции большое значение имеют диагональные ниши-экседры. В сочетании с колоннами они образовали пространственные устои, воспринимающие распор купола в диагональном направлении. В этой развитой структуре центрического купольного здания роль интерьера стала ведущей в соответствии с особенностями христианского ритуала, происходившего главным образом в центре храма под куполом — символом небосвода.